Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » 2021 – Есть идея? Куда идёт Россия в период кардинальных международных сдвигов, Ассамблея СВОП, Без рубрики

ЕСТЬ ИДЕЯ? КУДА ИДЁТ РОССИЯ В ПЕРИОД КАРДИНАЛЬНЫХ МЕЖДУНАРОДНЫХ СДВИГОВ

09.10.2021 – 16:03 Без комментариев

XXIХ Ассамблея Совета по внешней и оборонной политике


2-3 октября 2021 года в подмосковном пансионате «Лесные дали» Совет по внешней и оборонной политике провел ежегодную XXIХ Ассамблею (Общее собрание).

Тема дискуссии на Ассамблее — «Есть идея? Куда идёт Россия в период кардинальных международных сдвигов». В рамках этой общей темы члены СВОП и приглашенные эксперты обсудили широкий круг проблем в ходе трех заседаний.

Заседания вели: Фёдор ЛУКЬЯНОВ, председатель Президиума СВОП; главный редактор, журнал «Россия в глобальной политике»; профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай», и Сергей КАРАГАНОВ, научный руководитель — декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; почетный председатель Президиума СВОП; председатель Редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике»; член Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.


С учетом непредсказуемости пандемической обстановки организаторами было принято решение специальных докладчиков не приглашать, заседания проводить в форме свободной дискуссии.

Организаторы обозначили для участников Ассамблеи следующие проблемы для обсуждения на первой сессии, озаглавленной «Переболевший мир, что делать России: менять его или меняться самой?». Пандемия не перевернула мир, но в этом и не было нужды – переворот начался раньше, нежданная зараза только подчеркнула и ускорила процесс многослойных перемен. И они носят не только политико-экономический характер, затрагиваются социальные и этические основы человеческого существования, к которым привыкли за несколько столетий. Одни говорят о цивилизационном кризисе, упадке универсальных принципов устройства мира. Другие – о возвращении к норме, цивилизационному многообразию, которое предшествовало эпохе доминирования в мире западной культуры. Но даже в этом случае параллель с прошлым невозможна – цивилизации сейчас не могут существовать изолированно, как когда-то, они переплетены и воздействуют друг на друга. Для России, которая всегда находилась и будет находиться на пересечении мощных культурно-исторических традиций и геополитических интересов, критически важно правильно оценить характер всеобщего развития, чтобы не ошибиться с направлением собственного движения.

Принципиальный вопрос – насколько влияние на формирование мирового устройства является первоочередной задачей в условиях, когда наибольшие риски и потенциальная уязвимость связаны прежде всего с характером внутреннего развития. В чём состоит потенциал международного лидерства России? И насколько оно может быть востребовано на мировой арене? Как связано наличие идеологии развития страны с её внешними успехами и наоборот?

В ходе второй сессии «Империя: переосмысление. Как формируется новый контур российского влияния и что это означает?» участникам было предложено обсудить следующие вопросы. В этом году совпали две важные исторические даты – 300 лет Российской империи, провозглашённой императором Петром Первым, и 30 лет упразднения СССР, события, которое многие считали финалом русского имперского проекта. За три десятилетия все страны, образовавшиеся на территории бывшего Советского Союза и Российской империи, прошли извилистый путь, пережили много потрясений, предприняли значительные усилия, чтобы укрепить свою государственность и зафиксировать геополитический выбор. Но менялись не только они, другим становится и международный контекст. То, что казалось естественным направлением развития тридцать или даже десять лет назад, теперь представляется иначе из-за иных внешних условий. Одно из обстоятельств – сколь активная политика по дезинтеграции некогда единого пространства ни проводилась бы, сила историко-культурного и географического притяжения не только сохраняется, но и способна преодолевать обратные тенденции. В чём состоят интересы России на пространстве её исторического влияния в новых международных условиях? Что значит имперская традиция в XXI веке?

На завершающей воскресной сессии «Восток — дело важное. Чтобы добиться успеха, России необходимо полностью использовать свой национальный потенциал» участники обсуждали проблемы восточного поворота России. Успех России в предстоящие десятилетия возможен только при максимальном развитии и использовании национального геополитического и геоэкономического потенциала. А это подразумевает повышенное внимание к российской Азии, зауральской части страны. Это особенно важно с учетом всё более значительной роли Азиатского региона в мировой политике и экономике. Но и помимо этого фактора российский успех возможен только при условии равномерного и продуманного развития всей территории. Совет по внешней и оборонной политике неоднократно обращался к теме развития Сибири и Дальнего Востока в своих докладах и на заседаниях. Поворот на Восток, начавшийся примерно десятилетие назад, принёс результат, но сейчас активность на этом направлении сократилась, Сибирь и Дальний Восток снова переместились на относительную периферию внимания в дискуссиях о перспективах Российского государства. Почему такое произошло, что нужно, чтобы придать новый импульс этой политике?

Дискуссия на Ассамблее по традиции велась по правилам «цитирование без упоминания источника». Были высказаны следующие идеи:

• Мир входит в период глобальной перестройки и пересборки, последняя была 100 лет назад. Налицо конфликт человека и природы, который в нынешней капиталистической модели решён быть не может. Нужна трансформация ценностей – от экстенсивного получения благ к поиску смысла жизни человека вне материального потребления.

• В мире происходит левый поворот, западные элиты не способны его возглавить, хотя пытаются. У России шансы выше. Полевение — это не коммунисты против либералов, это запрос на социальное государство. У нас в этом хорошие традиции.

• В будущем нас ждет 20-30 лет турбулентности. Россия должна выступить центром стабильности, который кормит и согревает мир, не дает его зажечь, собирает под свои знамена людей здравого смысла. Это роль «доброй империи» — хранителя, кормителя и собирателя. На следующем этапе строительства нового общества нужно использовать культурный код России для выработки культурного кода землянина, чтобы построить новые экономику и общество.

• Мы пока интеллектуально открыты. В России это большое преимущество — гибкость ума. Но сохранился ли это в новых условиях? Если мы закроемся интеллектуально, как Запад и Азия, то тогда всё.

• С точки зрения демографии, альтернатива обществу потребления – не концентрация в мегаполисах, а равномерное расселение по стране. Такая Россия может стать привлекательной и для иностранцев.

• Мы отдаем преимущество локальному перед глобальным. Не надо надеяться на внешние силы – мы можем сделать мир лучше средствами, которые находятся в наших руках. Глобальные инвестиции никогда не сделают нас по-настоящему счастливыми, не обеспечат качество жизни. Основа благополучия – экономическая активность локальных сообществ, основанная на предпринимательской инициативе. Есть примеры, которые дают эффект.

• Нельзя забывать, что окружающий мир живет и меняется по своей собственной динамике, и не всегда смотрит на нас с надеждой и подражает нам. Е.М. Примаков сформулировал концепцию полицентричного мира, который после холодной войны в наибольшей степени благоприятствует интересам России. После неудачной попытки американцев сформировать глобальную однополярность, казалось, что мир становится полицентричным. Но, похоже, что эту фазу мы проскочили – возможно, ближе всего были к ней в первом десятилетии XXI века, до 2008 года.

• России выгоден полицентризм, но он уже сменяется на новую биполярность, а это для России очень неблагоприятно. Новая холодная война для России нехороша тем, что она будет на вторых ролях.

• О свойствах новой биполярности. Идеологическая борьба снова пришла на международную арену. Она более понятна, чем марксизм-ленинизм (для широких масс), а концепции национализма, великодержавия и традиционных ценностей близки и понятны значительной части населения, и не только в России.

• В новой конфигурации Россия не будет полюсом силы – им станет Китай как растущая сверхдержава, которая в этом вполне заинтересована. Чем ближе мы к Китаю, тем проще нам конфронтировать с Западом, но тем меньше самостоятельная роль и влияние России.

• Этим летом произошло важное событие, на которое слабо отреагировали — Китай развернул в пустыне Гоби строительство более 300 шахтных пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет. Это важно потому, что до настоящего момента Китай имел все атрибуты сверхдержавы кроме одного – он отставал по ракетно-ядерному оружию.

• Гонка вооружений, самая яркая черта прошлой холодной войны. Существует формула, что Россия не втянется в гонку вооружений, так как уже ее выиграла. Мы еще не выиграли, но кое в чем опередили. Путин не так давно сказал, что мы обогнали американцев в новейшем гиперзвуковом оружии, но они ускоренно пытаются нас догнать, и надо заранее создавать системы против американского будущего гиперзвукового оружия. Это классическая модель гонки вооружений.

• Сибирь от Урала до Тихого океана должна рассматриваться как единый регион, деление на субрегионы бессмысленно. Необходимо резкое повышение внутренней связанности всего региона. Проблема не только и не столько во внутренней связанности региона, а во внешней связанности, у Сибири недостаточно выходов на юг и восток.

• Идея повернуть на Восток, осваивать Сибирь — хороша, но стоит сообразовываться с реальностью. Ситуация заключается в том, что вся Сибирь приехала в Сочи. С 2014 года население города увеличилось вдвое за счет притока людей не из Армении (как раньше), а из Сибири: Кемерово, Новосибирска, Тюмени и т.д. Раньше опасались, что миллионы китайцев снимутся с места и колонизируют нашу Сибирь. Вместо этого они уезжают из городов, которые построили на границе с Сибирью, и едут на юг, потому что им там теплее, они хотят туда. В школах Сочи 24 первых класса, т.к. количество детей выросло из-за притока населения; в регионе кричащая социальная обстановка. Население двигается с Севера на Юг, а не на Восток. Если мы действительно хотим поворота, то нужны существенно иные средства и льготы («Дальневосточный гектар» — псевдольготы, они не работают).

• Несколько важных выводов. Первое – нужно попытаться вырваться вперед в цифровой сфере, а это означает повышение роли образования. Второе – за 10 лет максимально ограничить возможности давления на нас. Третье – пока мы интеллектуально открыты, у нас есть огромное преимущество – гибкость ума. Четвертое – вопрос морально-этический, и одновременно связанный с ним вопрос – куда мы идем, для чего мы строим? Интеллектуальная и экономическая локализация ведет к расширению свободы – и наш «сибирский крен» направлен в сторону той самой воли, которая давала нам возможность меняться. Сейчас нам нужна крепкая оборона, быстрый выбор направления интеллектуального и научного развития и сохранение человека благодаря консервативным ценностям. Мы много раз упускали возможность, но история снова дает нам шанс заняться самими собой, пока американцы и китайцы сконцентрированы на взаимном сдерживании.


В начале второго заседания Ассамблеи состоялось традиционное выступление перед участниками Ассамблеи и освещавшими собрание СМИ Сергея ЛАВРОВА, министра иностранных дел России, члена СВОП.

В открытой части министр отметил, что Эпоха в мировом развитии — это продолжающийся уже многие годы переход к глобальной многополярности. Этот переход от западноцентричной модели во главе с США к более демократичному и устойчивому миропорядку будет длительным.

Всем очевидно, что центр мировой жизни и развития сместится из Евроатлантики в АТР и его ключевую часть — Евразию. Международная жизнь становится более инклюзивной, с точки зрения того, что на нее влияет. Она вбирает в себя целый ряд связанных друг с другом факторов. Это модели развития, государственного устройства, политические традиции, культурно-цивилизационные коды и многое другое. Здесь не обойтись без осмысления всех этих процессов. Ясно одно, что традиционным балансом сил проблему решить устойчиво и надежно невозможно. Нужен баланс интересов.

В МИД России, продолжал министр, внимательно следим и за работой СВОП, и за другими дискуссиями в политологических кругах, мозговых центрах, особенно за дискуссиями, которые не только анализируют мировую ситуацию, но и рассматривают внешнеполитический курс России и связанные с ним проблемы. Черпаем много полезных идей. Откровенно об этом скажу. Учитываем их при совершенствовании наших действий, при формировании новых концептуальных документов. Слышим критику, за которую, безусловно, признательны. От СВОП она всегда конструктивная, нацеленная на то, чтобы найти максимально выгодные для страны решения. Воспринимаем эту критику как образец и пример неравнодушного отношения и радения за общее дело. Так что спасибо вам за подсказки.

Нас иногда упрекают в том, что, в отличие от Запада, насаждающего свои установки повсеместно, в т.ч. через концепцию «миропорядка, основанного на правилах», нам не хватает идеологии во внешней политике. При всём уважении к людям, которые так иногда говорят, я имею собственное мнение и считаю, что не только советский, но и мировой опыт свидетельствуют о том, что идеологизация внешней политики – это проигрышный путь. По определению мессианство – это конфронтационная вещь. Оно отвлекает от истинных национальных интересов. Этому много исторических примеров. После того, как мы этот опыт в СССР испытали, то, по-моему, извлекли правильные уроки. Цель нынешнего курса, зафиксированного в одобренной Президентом Российской Федерации В.В.Путиным Концепции внешней политики, – создавать максимально благоприятные внешние условия для нашего внутреннего развития с точки зрения безопасности, экономических задач, социального положения граждан и улучшения наших позиций внутри страны. В отличие от США – это действительно так – у нас нет идеологических пристрастий, табу в отношениях с зарубежными партнёрами. Это является нашим методологическим, практическим преимуществом, поскольку позволяет играть активную роль, посредничая в урегулировании тех конфликтов, которые считаем важным держать на повестке дня, поддерживать контакты со всеми без исключения игроками и в том, что касается непримиримых государственных субъектов, и в том, что касается антагонистов внутри соответствующих стран, охваченных конфликтами.

Опираясь на наш ресурсный, политический, стратегический потенциал, будем продолжать активно продвигать позитивную повестку дня, нацеленную на формирование условий для построения нового миропорядка, который должен не перечёркивать старый, а вернуться к истокам, заложенным в Уставе ООН.

В заключение хочу ещё раз вернуться к опыту СВОП, к экспертному сопровождению нашей внешней политики. Мы в этом глубоко заинтересованы. На мой взгляд важно, что за последние годы всё больше именно в СВОП ощущается, что наше экспертное сообщество не только, и не столько анализирует западные политологические изыскания и аналитические работы, но всё больше самостоятельно формулирует глобальные оценки с точки зрения интересов России.

Как обычно, Сергей Лавров затем выступил перед участниками Ассамблеи в закрытом формате и ответил на их вопросы.


Дискуссия на XXIX Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике традиционно носила профессиональный и откровенный характер, обсуждались актуальные проблемы развития российского государства и общества, предлагались варианты их решения.

Участники Ассамблеи предложили продолжить изучение целого ряда аспектов поднятых в дискуссии проблем развития в форме более узких, фокусных экспертных обсуждений, в том числе закрытых.

Метки: , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>