Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

МОДЕРНИЗАЦИЯ БРЕТТОН-ВУДСКОЙ СИСТЕМЫ

23.01.2023 – 21:51 Без комментариев

Ярослав Лисоволик

Российский Совет по международным делам

Аргументы в пользу валютных корзин


В последние годы мировая экономика все чаще страдала от дефицита и нестабильности на фоне борьбы с такими проблемами, как перебои в производственных цепочках, нехватка энергии и проблемы продовольственной безопасности. В сфере международных финансов центральные банки мира также столкнулись с различными рисками, среди которых наибольшее опасение вызывает острая нехватка резервных валют наряду с ограниченными возможностями диверсификации при распределении валютных резервов. Эти опасения усилились в 2022 году после эскалации геополитической напряженности и введения санкций в отношении резервных активов России на сотни миллиардов долларов.

Подобные события ставят под вопрос безопасность доллароцентричной международной валютной системы, возрождая дискуссии о перспективах новых резервных валют, таких как резервная валюта БРИКС. Вероятно, в международном пространстве появятся новые игроки, включающие не только сами национальные резервные валюты, но и валютные корзины. В случае успеха новые участники могут трансформировать мировую валютную систему в сторону большей опциональности и меньшей подверженности геополитическим рискам.

Среди новых участников пространства резервных валют — китайский юань, национальная резервная валюта, которая постепенно занимает все большую долю валютных резервов и операций в мировой экономике. Однако, как и доллар и любая другая национальная валюта, юань может быть восприимчив к страновым уязвимостям, санкциям и геополитической конъюнктуре.

До сих пор расширение пула резервных валют, состоящего из национальных валют, происходило очень медленно, что ставит вопрос о возможности каких-либо значительных изменений в денежной системе в целом, учитывая сосредоточенность исключительно на национальных резервных валютах. Из-за этого возникают дискуссии вокруг резервной валюты БРИКС как валютной корзины, объединяющей национальные валюты Индии, России, Бразилии, Китая и ЮАР.

Впервые предложение о создании новой резервной валюты на основе корзины валют БРИКС было сформулировано Валдайским клубом в 2018 году. Идея заключалась в создании валютной корзины наподобие специальных прав заимствования (СДР), состоящей из пяти национальных валют стран БРИКС и возможным привлечением некоторых других валют государств, входящих в БРИКС+. Выбор состава валютной корзины БРИКС был обусловлен тем, что национальные валюты стран объединения — одни из наиболее ликвидных на развивающихся рынках. Название новой резервной валюты — R5 или R5+ — произошло от первых букв валют стран БРИКС, каждая из которых начинается на букву R (real, rouble, rupee, renminbi, rand).

Новая корзина резервных валют БРИКС может действовать в сочетании с усилением роли национальных валют стран объединения, чтобы получить большую долю от общего объема валютных операций в мировой экономике.

Есть ряд преимуществ валютных корзин, таких как предлагаемая резервная валюта БРИКС. Во-первых, таким образом снижается зависимость / подверженность страновым рискам, в то время как трансрегиональные валютные корзины уменьшают возможности воздействия региональных рисков. Во-вторых, снижаются риски, связанные с высокой волатильностью каких-либо валют отдельных стран глобального Юга, поскольку платформа, объединяющая валюты экономик с разной отраслевой специализацией во внешней торговле и разной степенью подверженности шокам, приведет к уменьшению волатильности валютной корзины как таковой. Для глобального Юга механизм корзины для новой резервной валюты может служить площадкой для создания новых национальных резервных валют. В вопросе резервной валюты БРИКС, более продвинутый статус китайского юаня может быть использован для поддержания положения и потенциальной резервной роли валют других стран БРИКС (или БРИКС+).

Появление новых валют и более широкое использование большего числа национальных валют или корзин национальных валют также может снизить потери, возникающие из-за чрезмерной долларизации мировой экономики. Различные исследования указывают на значительные издержки, которые несут государства с относительно высоким уровнем долларизации. При этом в одном из них отмечается, что «наличие в портфеле резидентов активов и обязательств в иностранной валюте («финансовая долларизация») влияет на денежно-кредитную политику в развивающихся экономиках и приводит к неплатежеспособности должников после снижения обменного курса («эффект баланса»)….[Более того,] финансово долларизованные экономики демонстрируют менее стабильный денежный спрос, большую склонность к кризисам банковской системы после обесценивания местной валюты, а также более медленный и неустойчивый рост производства без существенной выгоды с точки зрения внутренней «финансовой глубины». Результаты демонстрируют, что активная политика дедолларизации может быть целесообразна для многих экономик» [1].

Однако главное преимущество заключается в том, что в условиях резко возросших геополитических рисков механизм валютной корзины становится одним из лучших инструментов (по сравнению с национальными валютами) для снижения подверженности геополитическим угрозам и экономическим ограничениям, исходящим от отдельной страны или региона. Снижение геополитических рисков будет тем значительнее, чем более геополитически неоднородна будет валютная корзина. В этом плане резервная валюта БРИКС достаточно сбалансирована, поскольку объединяет такие разные страны, сильно конкурирующие с Западом, как Китай и Россия, с одной стороны, а с другой — такие экономики, как Бразилия и Индия, имеющие значительно более благоприятный режим отношений с западными государствами.

Для того чтобы новые валюты были более конкурентоспособными на международной арене по сравнению с действующими валютами, такими как доллар, новые участники пространства резервных валют должны иметь юридическое подтверждение того, что такие валюты не будут использоваться в санкционных механизмах или ограничительных мерах. Такая деполитизация новых валют сделает их значительно более привлекательными для центральных банков в условиях повышенных геополитических рисков. В устав/нормы, регулирующие новую резервную валюту, можно включить оговорку о несанкционировании/деполитизации. В случае региональных валют это могло бы касаться соответствующих региональных финансовых механизмов (РФМ), а в трансрегиональных проектах (например, в кейсе резервной валюты БРИКС) такие положения следует включить в нормы Пула условных валютных резервов стран БРИКС (BRICS CRA).

Имеющаяся мировая валюта, представленная валютной корзиной — специальные права заимствования (SDR) — имеет потенциал для значительного увеличения присутствия в мировых валютных резервах и валютных операциях. Преимущество СДР заключается в том, что он объединяет наиболее ликвидные валюты, а неоднородность валютной корзины достигается за счет включения четырех валют развитых экономик (доллар, евро, японская иена и фунт стерлингов), а также китайского юаня. Будучи регулятором СДР, МВФ мог бы потенциально повысить его роль в мировой экономике, разрешив использование специальных прав заимствования в международных торговых операциях, а также увеличить его привлекательность как инструмента валютных резервов центральных банков мира. По мнению видного американского экономиста Мориса Обстфельда, «деноминация большего объема мировых резервов в СДР повлияет на волатильность обменных курсов основных резервных валют в первую очередь в той степени, в какой это уменьшит потенциальные изменения официального спроса между этими валютами. Но если бы в результате этого больше стран были бы привязаны к СДР, волатильность их номинального (и, возможно, реального) обменного курса снизилась бы» [2].

Сам МВФ указывает на ощутимые выгоды более широкого использования СДР в мировой экономике, в том числе в части снижения волатильности инструментов финансового рынка: «Инструменты финансового рынка, деноминированные в СДР (M-SDRs), снижают валютный и процентный риск по сравнению с инструментами, хранящимися в одной валюте, однако существует ряд недостатков и проблем. Тот факт, что M-SDRs представляет собой валютную корзину, позволит снизить волатильность доходности по сравнению с аналогичным инструментом в одной валюте» [3].

Создание резервной валюты БРИКС вполне может снизить волатильность в валютном пространстве развивающихся экономик, в том числе за счет выпуска финансовых инструментов с более низкой волатильностью доходности. R5 также может служить важным ориентиром для других валют развивающихся рынков — вместо привязки к доллару США или СДР региональные партнеры БРИКС, а также другие развивающиеся страны (придерживающиеся политики фиксированного обменного курса) могли бы привязать национальные валюты к валютной корзине БРИКС. Проекты новых региональных валют, которые сейчас обсуждаются региональными блоками в развивающемся мире (согласно заявлениям президента Бразилии Лулы да Силвы [4], Латинская Америка — один из таких примеров), потенциально могут быть реализованы на основе механизма корзины и / или с возможностью привязки новой валюты к валютной корзине БРИКС.

Подводя итоги, можно констатировать, что сейчас мы находимся лишь в начале процесса расширения пула резервных валют, при этом валютные корзины потенциально представляют одни из самых конкурентоспособных и гибких инструментов управления резервами. Эти корзины вполне могут включать новые региональные валюты (если и когда они появятся), а также трансрегиональные валютные корзины. Разнообразие структур таких платформ резервных валют может серьезно расширить опциональность распределения резервов мировых центральных банков. Будущее новой международной валютной системы вымощено новыми резервными валютами.

  1. Eduardo Levy Yeyati and Hélène Rey. Financial dollarization: evaluating the consequences. Economic Policy. Vol. 21, No. 45 (Jan., 2006), pp. 61+63-118
  2. Maurice Obstfeld. The Viability of the Special Drawing Rights as an International Reserve Asset. February-March 2011. https://www.theigc.org/project/the-viability-of-the-special-drawing-rights-as-an-international-reserve-asset/
  3. Staff note for the G20. The role of the SDR – initial considerations. International Monetary Fund (IMF). July 15, 2016, Washington DC. https://www.imf.org/external/np/pp/eng/2016/072416.pdf
  4. . https://www.telesurenglish.net/news/Brazil-Lula-Proposes-to-Create-a-Latin-American-Currency-20220502-0011.html
Метки: , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>